Констатации к 9 декабря — Международному дню борьбы с коррупцией.

Мздоимство — одна из самых остро стоящих проблем современного общества. Практически нет стран, которые могли бы заявить о полном отсутствии коррупции.

Коррупция в органах государственной власти представляет собой большую социальную угрозу как обществу, так и государству в целом. Она прямо или опосредованно влияет на мораль, ценности, устои общества. Поэтому эта проблема является наиболее актуальной на сегодняшний день.

Рыба гниёт с головы

Даже невооруженным глазом видно, что коррупция в Молдове процветает. Более того, наша страна находится на верхних строчках регионального рейтинга стран с самыми тяжелыми проблемами, связанными с коррупцией. Это у нас кабинет министров в полном составе отправляют в отставку за мздоимство (правительство Филата). Это у нас парламент принимает насквозь аффилированный коррупционерам закон об амнистии капитала, а так называемый президент, «хорошо все обдумав», его утверждает. Неудивительно, что, по мнению граждан Молдовы, наиболее коррумпированными в стране являются законодательная и исполнительная ветви власти, а вовсе не рядовые полицейские, таможенники, врачи и педагоги. Но отчего-то именно их в большинстве своем правящая власть приносит в жертву на алтарь «борьбы с коррупцией».

Не проходит и дня, как мы слышим, что где-то был взят с поличным на получении взятки в размере «целых» 200 леев то учитель, то воспитатель, то медицинская сестра, то иногда рядовой полицейский. Однако почти никогда на взятке не попадаются судьи, депутаты и другие высокопоставленные чиновники. А ведь именно среди данных категорий самый высокий уровень коррупции.

Порой дело доходит до откровенного идиотизма. С недавних пор у нас принятие учителями и воспитателями в дар любых предметов, имеющих материальную стоимость (коробки конфет, флакона духов, бутылки шампанского), считается преступлением. Зато имена людей, способствовавших «краже века» и указанных в отчете компании Kroll, оглашению не подлежат.

Согласно опросам граждан, самыми коррумпированными структурами считаются: юстиция (суды) — 61 процент респондентов, парламент — 13 процентов, и правительственные структуры — 11 процентов. Кроме того, отмечается высокая коррумпированность системы образования, медицины, а также правоохранительных органов.

Отчего так?

А оттого, что у нас немного дикое общество. В Молдове живут по неписаным законам. Вроде бы и писаные имеются, и даже Конституция, но живем мы по устоям феодализма, кумовства, непотизма, согласно разным неформальным обычаям.

Все разговоры о евроинтеграции и «европейскости» — чушь несусветная. Мы не движемся в Европу, мы просто-напросто коррумпированный и обанкротившийся отстойник, в котором живут три миллиона граждан. И управляют им «хитромудрые парни», которые сказочно разбогатели именно потому, что здесь не работает закон, а политический, государственный проект «Республика Молдова» может скоро закрыться. И событие это, возможно, не за горами.

При всем этом большинство наших соотечественников видят проблему коррупции однобоко — винят тех, кто взятки берет, а себя, дающих эти самые взятки, не считают причастными к процессу коррупции и виновными в существовании и прямой поддержке этого феномена.

Цена вопроса

Объем взяток в Молдове в 2017 году превысил 400 миллионов леев, а их размер варьирует от 50 до 500 тысяч леев. При этом гражданам приходится давать взятки в среднем раз в три месяца, а бизнесменам — раз в два месяца. Об этом говорится в исследовании Программы развития ООН (ПРООН). Впрочем, его авторы считают, что объемы коррупции в действительности намного выше.

Размер бизнес-взяток варьирует от 100 леев до 500 тысяч леев, а взяток физических лиц — от 50 леев до 8 тысяч леев. На самом деле общая сумма гораздо больше, так как не все готовы признаться в том, что платили взятки.

Согласно исследованию, чаще всего жители Молдовы давали взятки в медучреждениях — 16 процентов, в полиции — 8 процентов, на таможне — 7 процентов, в сфере образования — 7 процентов, и отделениях Cadastru — 6 процентов. Бизнесмены давали взятки в Агентстве по интервенциям и платежам в области сельского хозяйства — 4 процента, отделениях Cadastru — 3 процента, полиции — 2 процента, таможне — 2 процента.

Чаще всего (в 45 процентах случаев) предприниматели дают взятки по случаю различных проверок. Дают на лапу и 30 процентов тех, кто участвует в конкурсах госзакупок. На третьем месте — оформление различных разрешительных документов и лицензий, тут к неофициальным путям прибегают в 27 из 100 случаев, после чего следуют таможенные процедуры — 23 процента.

У крупных предприятий и фирм другая ситуация. Они не платят различным инспекторам и прочим проверяющим. У них налажены отношения в высших эшелонах власти. Они решают свои проблемы звонками «важным людям». Сколько стоит такое право на звонок — другой вопрос.

Иногда случается невероятное — бизнесмены противостоят коррупции. Этих случаев не так уж и много, но они есть. Увы, смельчаки, которые были уверены в своей правоте и даже смогли ее доказать, пришли к выводу, что во второй раз в эту борьбу уж точно не ввяжутся.

Смело мы в бой пойдём?

Почему же так низки и малоэффективны показатели борьбы с коррупцией? Что это именно так, нам показывает ситуация с кражей миллиарда. История, в которой не видно ни конца, ни края, и за которую пока никто не ответил.

Почему государственные органы, уполномоченные на борьбу с коррупцией, закрывают глаза на тот факт, что, в отличие от сумм, которые декларируют чиновники, многие из них живут далеко не по средствам? Многие из «слуг народа» умудряются за свои 8000 леев заработной платы жить в многоэтажных особняках за миллионы, ездить на дорогих авто, отдыхать на самых фешенебельных курортах.

Почему мы оказались в такой ситуации? Потому что не проводили реформ, а только говорили о них. Во власти у нас находятся партии и люди, которые называли себя сторонниками европейской интеграции, но дальше проевропейских заявлений дело не идет.

Хотя для эффективной борьбы с коррупцией нужно не так уж и много — и прежде всего политическая воля. Политической волей должны обладать те, кто руководит страной. У нашего государства слабые демократические традиции. В отличие от Европы, у нас не было пятисот лет демократического становления. Поэтому больше, чем любой другой стране, любой другой политической культуре, нам нужна политическая воля — сверху, со стороны политических элит.

По мнению специалистов, также необходимо ограничить права госслужащих, заставить их, кроме декларации о доходах, представлять еще и декларацию о расходах, чтобы было видно, сколько денег чиновник заработал и сколько он потратил, а затем сопоставить эти данные с его имуществом.

Государство должно минимизировать контакты между бизнесом и чиновниками, так как любой контакт несет определенные риски. Следует уменьшить количество разрешительных документов. Еще одна предложенная специалистами мера — проведение предварительных информативных проверок со стороны контролирующих органов. То есть инспектор приходит, документирует имеющиеся на предприятии нарушения и дает определенное время на их устранение. Когда это время проходит, тогда уже можно приходить с повторной проверкой и наказывать за недочеты.

Подытоживая вышесказанное, можно с уверенностью констатировать, что бороться с коррупцией можно и нужно. Были бы соответствующие люди у власти. Вот этой-то важнейшей составляющей сегодня у Молдовы нет.

ЕВГЕНИЙ ТАМАНЦЕВ

Источник: comunist.md