Обладатель вида на жительство в Латвии российский юрист Елена Лукьянова направила письмо президенту Раймонду Вейонису, в котором назвала запрет на преподавание на русском языке в частных вузах «очевидной ошибкой», противоречащей Европейской конвенции по правам человека. По мнению Лукьяновой, провозглашение поправок к Закону может поставить страну «перед европейскими судебными инстанциями в неприятной ситуации ее вынужденного исправления».

Развернувшаяся острая дискуссия в СМИ по вопросу о принятых 21 июня 2018 года Саэймом Латвийской Республики поправках к пункту 3 статьи 56 Закона «О высших учебных заведениях» (Nr.998/Lp12) не могла оставить в стороне от нее меня — человека, имеющего вид на жительство и живущего в Латвии. Для меня как для международного эксперта очевидно, что в отношении частных учебных заведений этим Законом нарушается статья 1 Протокола №1 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод». Но это нарушение несколько иного характера, нежели те, о которых говорят все.

Как известно, 1 статья 1 протокола к Конвенции направлена на защиту права собственности и имущества собственников. Причем имущество рассматривается Европейским Судом не просто как движимое и недвижимое, но как «актив», в том числе как право требования, в отношении которого «заявитель может утверждать, что у него имеется обоснованное и «законное ожидание», что он получит возможность эффективного осуществления имущественного права». Признавая право любого лица на беспрепятственное пользование своим имуществом, статья 1 по своей сути является гарантией права собственности в очень широком смысле (Постановлении Европейского суда по делу «Маркс против Бельгии»).

Все это свидетельствует о строго ограниченных пределах вмешательства государства и его органов в частные дела и в самостоятельность принятия решений при осуществлении юридически значимых действий каждым субъектом — правообладателем. С учетом практики ЕСПЧ разработана совокупность необходимых оснований, допускающих вмешательство государства в частную собственность. Это 1) осуществление вмешательства в общественных интересах, 2) законность вмешательства, 3) соблюдение справедливого баланса частного и общего интересов. Все эти требования должны быть реализованы одновременно. Если нет хотя бы одного из трех элементов, вмешательство считается невозможным. В обсуждаемом случае, полагаю, что первое условие спорно, а третье не соблюдено явно — баланс частных и публичных интересов неоправданно смещен в сторону его публичной составляющей.

«Несмотря на то, что Конвенция и Суд исходят из концепции широкой свободы усмотрения государств (margin of appreciation), тем не менее, любое несоразмерное ограничение, преследующее даже законную цель, не будет рассматриваться необходимым и будет представлять собой нарушение Конвенции. Европейский Суд отметил, что законодатель не вправе под видом определения содержания и пределов права, не подлежащего возмещению, принимать нормы, которые по их материальному содержанию являются обязательными к возмещению собственности. (Постановление Европейского Суда по правам человека от 28 июня 2007 г. по делу «Шухардин против России (Shukhardin v. Russia) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. № 5.)

Отсюда можно сделать однозначный вывод о том, что в условиях главенства принципов верховенства права и юридического равенства вторжение публично-правового образования (государства) в частную собственность не должно являться свободным и преступать соотношение между потребностями общества и важными критериями охраны основополагающих прав личности, что подразумевает пропорциональность используемых инструментов и желаемой цели, для того чтобы обеспечить равновесие конституционно оберегаемых ценностей и исключить не только нарушение прав частного лица, но также его излишнее обременение. Например, в Постановлении по делу «Блумберга против Латвии» (Blumberga v. Latvia от 14.10.2008 N 70930/01) Европейский суд подчеркнул, что у государства-участника возникают позитивные обязательства по обеспечению правовой системой достаточной защиты имущественных прав и предоставлению адекватных средств правовой защиты для утверждения этих прав.

В соответствии со статьей 89 Satversme (Конституции) Латвийской Республики все эти решения ЕСПЧ по отдельным делам обязательны для исполнения всеми странами-участницами Конвенции. Таким образом, в случае обращения в суд собственников, чьи права были нарушены принятыми поправками к пункту 3 статьи 56 Закона «О высших учебных заведениях» (Nr.998/Lp12), введенные ограничения права частной собственности наверняка будут признаны несоразмерными и нарушающими статью 1 Протокола № 1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. С такой же высокой долей вероятности на Латвийскую Республику будут возложены позитивные обязательства по отмене этих ограничений.

Я очень надеюсь, что эта очевидная ошибка будет вами исправлена. Мне бы очень не хотелось, чтобы латвийские законодатели предстали перед европейскими судебными инстанциями в неприятной ситуации ее вынужденного исправления.

_____________
Delfi.lv, Латвия

перевод Inosmi.ru