12 июля 1942 года в плен к немцам попал командующий 2-й ударной армией генерал Власов. АиФ.ru публикует первую часть материала о том, как перспективный генерал Красной Армии стал предателем Родины.

***

Летом 1942 года в плену у гитлеровцев оказался генерал-лейтенант РККА Андрей Власов. Он не был первым советским генералом, оказавшимся в руках немцев. Но Власов, в отличие от других, пошел на активное сотрудничество, согласившись выступить на стороне Гитлера.

С начала войны гитлеровцы искали коллаборационистов в среде захваченных советских военачальников. В первую очередь, делалась ставка на тех, кто постарше, в надежде сыграть на ностальгических чувствах по императорской России. Этот расчет, однако, не оправдался.

Власов же для немцев стал настоящим сюрпризом. Сотрудничать с ними согласился человек, всей своей карьерой обязанный советскому строю, генерал, считавшийся любимцем Сталина.

Как же генерал Власов оказался в плену, и почему вступил на путь предательства?

«Всегда стоял твёрдо на генеральной линии партии»

Тринадцатый ребенок в крестьянской семье, Андрей Власов готовился к карьере священника. Революция изменила приоритеты — в 1919 году 18-летний парень был призван в армию, с которой и связал свою жизнь. Неплохо проявивший себя в завершающей части Гражданской войны, Власов продолжил военную карьеру. В 1929 году окончил Высшие армейские командные курсы «Выстрел». В 1930 году вступил в ВКП (б). В 1935 году стал слушателем Военной академии имени М. В. Фрунзе.

Репрессии 1937-1938 годов Власова не только не задели, но и помогли карьерному росту. В 1938 году помощником командира 72-й стрелковой дивизии. Осенью 1938 года Власов откомандирован в Китай в качестве военного советника, а в 1939 году он становится исполняющим обязанности главного военного советника СССР при правительстве Чан Кайши.

После возвращения в СССР в январе 1940 года Власов назначается командиром 99-й стрелковой дивизии. Вскоре дивизия становится лучшей в Киевском военном округе, и одной из лучших в РККА.

Герой первых месяцев войны

В январе 1941 года Власов был назначен командиром 4-го механизированного корпуса Киевского особого военного округа, а через месяц награждён орденом Ленина.

Война бывает тяжелым испытанием для тех офицеров, которые делают карьеру не благодаря знаниям и умениям, а с помощью интриг и пресмыкательства перед начальством.

Однако к Власову это не относится. Его корпус достойно дрался в первые недели под Львовом, сдерживая натиск немцев. Генерал-майор Власов заслужил своими действиями высокую оценку, и был назначен командующим 37-й армией.

При обороне Киева армия Власова оказался в окружении, из которого не вышли сотни тысяч советских солдат и офицеров. Власов оказался в числе счастливчиков, которым удалось вырваться из «котла».

В ноябре 1941 года Андрей Власов получает новое назначение. Ему предписывается сформировать и возглавить 20-ю армию, которой предстоит принять участие в контрнаступлении под Москвой.

20-я армия принимала участие в Клинско-Солнечногорской наступательной операции, войска нанесли поражение главным силам 3-й и 4-й танковых групп противника, отбросили их на рубеж река Лама — река Руза и освободили несколько населённых пунктов, в том числе Волоколамск.

Андрей Власов официальной советской пропагандой был включен в число героев битвы за Москву. 4 января 1942 года за эти бои Власов был награждён орденом Красного Знамени и произведён в генерал-лейтенанты.

Назначение на Волховский фронт

Ведущие советские и зарубежные корреспонденты берут у Власова интервью, планируется выпуск книги о нем.

Все указывает на то, что Власов рассматривался высшим советским руководством как один из самых перспективных военачальников.

Именно поэтому в начале марта 1942 года он получает назначение на один из самых важных участков советско-германского фронта — Власов становится заместителем командующего войсками Волховского фронта.

С января 1942 года войска фронта во взаимодействии с частями Ленинградского фронта проводят наступательную операцию, целью которой является прорыв блокады Ленинграда. На острие советского наступления — 2-я ударная армия, которой удалось прорвать оборону противника, и значительно продвинуться вперед.

Однако продвигаться войскам приходилось по лесной и болотистой местности, что серьезно затрудняло действия.

К тому же прорыв так и не удалось расширить. В самый успешный момент ширина его горловины не превышала 12 километров, что создавало опасность контрудара немцев и окружения советских частей.

В феврале 1942 года темпы наступления резко снизились. Поставленная Москвой задача взять к 1 марта населенный пункт Любань выполнена не была. 12 июля 1942 года в плен к немцам попал командующий 2-й ударной армией генерала Власов. Он указывал, в чем причина: большие потери 2-й ударной армии, недостаток резервов, проблемы со снабжением.

На усиление командного состава фронта и был прислан Андрей Власов.

Прорвать блокаду любой ценой

Дела шли все хуже. 15 марта 1942 года контрнаступление немцев началось, и над 2-й ударной армией нависла прямая угроза окружения. Останавливать наступление и выводить дивизии не стали. Обычно это трактуют как прихоть и глупость советского руководства. Но не надо забывать, что наступление велось ради блокады Ленинграда, Голод в осажденном городе продолжал методично убивать людей. Отказ от наступления означал смертный приговор для сотен тысяч человек. За коридор снабжения 2-й ударной армии шли яростные бои. Он то закрывался совсем, то вновь пробивался, однако уже значительно меньшей шириной.

20 марта во 2-ю ударную армию с проверкой была отправлена комиссия во главе с генерал-лейтенантом Власовом. Обратно комиссия вернулась уже без него — он был оставлен для контроля и помощи командарму Николаю Клыкову.

В начале апреля Клыков тяжело заболел. 20 апреля Власов был утвержден командующим армией с сохранением должности заместителя командующего фронтом. Власов был не в восторге от назначения — ему достались не свежие, а сильно потрепанные войска, находившиеся в тяжелом положении. Тем временем Волховский фронт объединили с Ленинградским под общим командованием генерал-полковника Михаила Хозина. Он получил приказ деблокировать армию.

Генерал Хозин три недели раздумывал над обещанными Ставке планами, а затем вдруг доложил — 2-ю ударную армию нужно отвести к горловине прорыва, расширить его, после чего закрепиться на данном рубеже, а наступление перенести на другой участок.

Фактически Хозин повторил то, на чем раньше настаивал Мерецков, но три недели были бессмысленно потрачены. Все это время войска 2-й ударной армии, питаясь сухарями и кониной, неся тяжелые потери, продолжали удерживать позиции.

14 мая Ставка издает директиву о выводе 2-й ударной армии с Любанского выступа. Сам генерал Хозин получил аналогичное распоряжение устно на два дня раньше.

А что же сам Власов? Он выполнял возложенные на его обязанности, но какой-то масштабной инициативы не проявлял. Судьбу его армии определяли другие.

Несмотря ни на что, первый этап отвода 2-й ударной армии проходил успешно. Но гитлеровцы, понимая, что добыча ускользает, усилили нажим.

Катастрофа началась 30 мая. Пользуясь подавляющим преимуществом в авиации, противник начал решительное наступление. 31 мая коридор, через который выходила 2-я ударная армия, захлопнулся, и на сей раз немцы сумели укрепить позиции в этом районе. В «котле» оказались более 40 тысяч советских воинов. Измученные голодом люди под непрерывными ударами немецкой авиации и артиллерии, продолжали вести бои, прорываясь из окружения.

Путь к спасению через «Долину смерти»

Позже Власов и его сторонники будут говорить о том, что советское командование «бросило 2-ю ударную армию на произвол судьбы». Это неправда, попытки деблокады не прекращались, части пытались пробить новый коридор к окруженным.

8 июня 1942 года генерал Хозин снят с должности, Волховский фронт вновь стал отдельной единицей, а спасать положение отправили генерала Мерецкова. Лично Сталин поставил ему задачу — вывести 2-ю ударную армию из «котла», пусть даже и без тяжелого вооружения.

Мерецков собрал в кулак все резервы фронта, чтобы пробиться к армии Власова. Но с другой стороны гитлеровцы перебрасывали все новые и новые силы.

16 июня от Власова поступает радиограмма: «Личный состав войск до предела измотан, увеличивается количество смертных случаев, и заболеваемость от истощения возрастает с каждым днём. Вследствие перекрёстного обстрела армейского района войска несут большие потери от артминомётного огня и авиации противника… Боевой состав соединений резко уменьшился. Пополнять его за счёт тылов и спецчастей больше нельзя. Всё, что было, взято. На шестнадцатое июня в батальонах, бригадах и стрелковых полках осталось в среднем по нескольку десятков человек».

19 июня 1942 года был пробит коридор, через который смогли выйти несколько тысяч советских бойцов. Но на следующий день под ударами авиации спасительный путь из окружения был снова перекрыт.

21 июня был открыт коридор шириной от 250 до 400 метров. Он простреливался насквозь, люди гибли сотнями, но все же еще несколько тысяч человек смогли выйти к своим.

В этот же день от Власова пришла новая радиограмма: «Войска армии три недели получают по пятьдесят граммов сухарей. Последние дни продовольствия совершенно не было. Доедаем последних лошадей. Люди до крайности истощены. Наблюдается групповая смертность от голода. Боеприпасов нет…».

Коридор для выхода бойцов ценой больших потерь удерживался до 23 июня. Наступала агония 2-й ударной армии. Территория, которую она контролировала, теперь уже простреливалась противником насквозь.

Вечером 23 июня бойцы 2-й ударной армии пошли на новый прорыв. Удалось открыть коридор шириной около 800 метров. Пространство, которое все время сужалось, получило название «Долины смерти». Те, кто прошел через него, рассказывали, что это был настоящий ад. Прорваться удавалось лишь самым везучим.

Последние часы 2-й ударной

В тот же день немцы атаковали командный пункт Власова. Отбить атаку удалось бойцам роты особого отдела, который позволили штабным работникам отойти, но руководство войсками было утрачено.

В одной из последних радиограмм Мерецков предупредил Власова, что 24 июня войска снаружи «котла» предпримут последнюю решительную попытку спасения 2-й ударной армии. Власов назначил на этот день выход из окружения штаба и тыловых служб.

Вечером 24 июня коридор снова был открыт, но теперь его ширина не превышала 250 метров.

Штабная колонна, однако, сбившись с пути, нарвалась на немецкие дзоты. На нее обрушился огонь противника, сам Власов получил легкое ранение в ногу. Из тех, кто был рядом с Власовым, к своим ночью удалось прорваться лишь начальнику разведотдела армии Рогову, который в одиночку нашел спасительный коридор.

Около 9:30 утра 25 июня 1942 года кольцо вокруг 2-й ударной армии захлопнулось окончательно. В окружении осталось более 20 тысяч советских солдат и офицеров.

В последующие недели поодиночке и мелкими группами удалось вырваться еще нескольким сотням человек.

Но вот что важно — немецкие источники фиксируют, что фактов массовой сдачи в плен не было. Гитлеровцы отмечали, что русские в Мясном Бору предпочитали умирать с оружием в руках.

2-я ударная армия погибла геройски, не зная, какая черная тень падет на нее из-за командующего.

Источник: aif.ru