Спикер Андриан Канду усомнился в целесообразности института президентства в Молдове.

Сделал он это после подписания указа о назначении на должности министров Сильвии Раду и Николае Чубука. (Как известно, кнопка в агрегате под названием «Игорь Додон» была переведена в режим «выкл.», посему указы подписал председатель парламента).

А на словах велел передать, что «Додон предпочел не уважать законы. […] Разве нам нужен президент? Может быть больше нет необходимости в институте президентства?» Пожалуй, придется согласиться с Канду – ТАКОЙ президент нам не нужен (ТАКОЙ спикер и ТАКОЙ парламент, впрочем, тоже).

И зададимся вопросом: а разве «президент» Додон появился на пустом месте? Разве он не есть порождение демократов, порождение нынешней власти? Понятно, что теперь нужда в Додоне прошла и Андриан Канду, словно какой-то, прости господи, Тарас Бульба заявляет «всенародному»: мы тебя породили, мы тебя и сольём.

А ведь в 2015-2016 гг. Додон весьма требовался. Как по большой нужде, так и по малой. Тогда власть всерьез опасалась массовых уличных протестов, на которых егозил в том числе и Додон с его социалистами. Протесты проводились и правым флангом во главе с тогда еще гражданской платформой «Достоинство и правда» Андрея Нэстасе (Майя Санду появилась чуть позже).

В этих условиях правящая хунта почувствовала, как зашатались под ней властные кресла, дотоле, казалось, стоящие незыблемо. Тут-то и была задумана спецоперация «Президентские выборы».

Ручной Конституционный суд в марте 2016 года мастерским ударом сапога отфутболил в угол Конституцию РМ и заявил: отныне президент будет выбираться не парламентом, а путем всенародного голосования в едином общенациональном избирательном округе. Помимо этого, решение КС содержало и параграф, устанавливавший минимальный возраст кандидата не менее чем 40 лет.

Протесты утихли, как по мановению волшебной палочки, вчерашние площадные «оппозиционеры» — правые и левые — стали готовиться к выборам. Исчезли требования отставки правительства, роспуска парламента и досрочных парламентских выборов. Из их дискурса исчез Плахотнюк, украденный им миллиард и т.д. Что, собственно, режиму и требовалось.

Кандидатов набралось немало – аж девять человек. Но нас интересует Игорь Додон. Об остальных восьми и упоминать не стоит: в конце концов, если люди добровольно вышли на позорище, это их личное дело.

Задачей Кукловода являлось «избрание» такого президента, который не стал бы вступать в конфликт с парламентом, находящимся под контролем олигарха, и был бы зависим от него. В этом плане уходящий президент Николай Тимофти являлся идеальной фигурой. Отличным вариантом стало бы избрание Мариана Лупу, но шансов на это при всенародном голосовании попросту не было. А фальсификация результатов для этого была бы слишком вопиющей.

Оставался «Игорь Ясно Солнышко» – старинный партнер, проверенный в «деле с клетчатой сумкой». На него и сделали ставку, Додон согласился, вовсе даже не чувствуя себя наивной девятикласницей, соблазняемой нахалом-физруком.

На выборах более половины избирателей, нутром почуяв обман, сыграли роль насквозь пассивную. В первом туре Додон не смог набрать больше половины голосов. Пришлось проводить второй тур, где он набрал 835 210 голосов (52,18%), а его ближайший конкурент Майя Санду —765 460 (47,82%). Между тем, накануне выборов ЦИК обнародовал списки избирателей, в котором содержатся 3,237,072 фамилии. Пусть эта цифра изрядно завышена, но, тем не менее, ни о какой «всенародной поддержке» Додона, как видим, речь не идет.

Но власть лепила Додона президентом не только для того, чтобы сбить протестный настрой, но и с более дальним прицелом. Думается, ему без особых политесов разъяснили: мы тебя президентом сделали, а теперь делай, что мы скажем. И это справедливо – девушку танцует тот, кто ее ужинает.

Так «всенародный президент» принялся активно способствовать всеобщей паханизации страны. Назначение коррумпированных судей, введение смешанной системы голосования, перекладывание «кражи века» на плечи народа, закон об амнистии капитала – вот только немногие вехи Игоря Николаевича на этом пути.

Ну а после того, как всю эту нужду справили, он стал не нужен. О чем его и проинформировал Канду. Не исключено, что следующим шагом правящей власти станет инициация процедуры импичмента. А уж после этого Канду задаст очередной вопрос: «Разве нам нужна Молдова?..»

Евгений Мариан

источник: comunist.md