Страна продаётся по частям. Это понятно — ведь оптом дешевле. Теперь реальный контроль над государственной авиакомпанией Молдовы оказался в руках двух частных лиц. Впрочем, никто не уверен, что именно они являются конечными бенефициарами.

Агентство публичной собственности сообщило, что в конкурсе приватизации госавиакомпании Air Moldova победила компания Civil Aviation Group. В конкурсе? Кто же еще участвовал? А никто кроме. Все произошло в лучших традициях отечественного рейдерства — Air Moldova передали в руки промежуточных собственников, с тем чтобы запутать следы. Стоимость сделки купли-продажи превышает 1,2 миллиарда леев.

Обратите внимание: 27 июля с. г. правительство выставляет Air Moldova на продажу, а уже 23 августа 2018 года основана ООО Civil Aviation Group, которая заявляется на конкурс. Самая большая доля (49 процентов) в этом ООО принадлежит румынской частной авиакомпании Blue Air. Уставный капитал свежеиспеченной компании — 25 000 евро.

Для чего продавали компанию?

Причиной продажи авиакомпании официальные лица назвали финансовые убытки, которые компания несла в последние годы. Новые владельцы якобы обещают развитие инфраструктуры авиакомпании, закупку новых самолетов, увеличение штата и расширение сети авиамаршрутов.

Подспудно педалировалась тема «иностранного инвестора»: дескать, под его крылом (в прямом и переносном смысле) нам будет спокойнее. Но по какой-то «случайности» документация о приватизации Air Moldova не была переведена на иностранные языки. Так что прочитать ее смогли лишь инвесторы из румынской Blue Air.

Словом, единственное в стране государственное предприятие, занимающееся авиаперевозками, было продано. Как говорилось выше, за 1,2 миллиарда леев. Вот только в бюджет попадут лишь 48 млн, а остальные деньги представляют собой долги компании Air Moldova, которые инвестор обязался погасить. Но вот будет ли он это делать, да и есть ли что гасить — это еще вопрос.

Итак, никому не известная фирма, весьма смахивающая на классическую «Рога и копыта», с уставным капиталом в 25 тысяч евро приобрела госавиакомпанию — пусть с долгами, но и с неслабыми активами. Вопрос: а есть ли у Civil Aviation Group чем рассчитаться? В ответ с удивлением узнаем, что некий молдавский банк (до боли интересно какой) всего за месяц оформил гарантии данному ООО на 25 и 325 миллионов леев.

Кроме того, Blue Air — это компания-лоукостер, т. е. перевозчик, предлагающий ограниченный набор пассажирских услуг. Потому цены на билеты здесь ниже, но и прибыль скромная. В большинстве стран подобные компании регулярно подпитываются из бюджета. Так что серьезным инвестором данная компания быть никак не может. Тем паче что у нее имеются задолженности перед румынскими аэропортами.

Странности и нестыковки

Как выяснилось после приватизации, слухи о «румынскости» покупателя были преувеличены. Соучредителями Civil Aviation Group оказались два гражданина Молдовы — Сергей Мельник и Андрей Янович. Сама схема приватизации схожа с недавней продажей Кишиневского международного аэропорта, когда под видом «российского инвестора» выступили молдавские политико-олигархические структуры. Здесь же «крышей» послужили румыны. Очередная афера налицо.

Air Moldova была оценена в 48 миллионов леев, притом что ее уставный капитал составляет 301,4 миллиона, ей принадлежат строения общей площадью 10,7 тысяч кв. м., а также объекты на стадии незавершенного строительства площадью 4,2 тысячи кв. м. У компании три собственных самолета и четыре в операционном лизинге. Прикинем, согласно каталогу, самая дешевая модель у Airbus — A318 — стоит 75,1 миллиона долларов. Самый маленький самолет Boeing модификации 737-700 обойдется в 80,6 миллиона. Ладно, скидываем цены вдвое за износ, но все равно получается, что 48 миллионов леев — это цена пары-тройки иллюминаторов аэробуса.

Отсюда законный вопрос: а проводилась ли независимая финансовая оценка авиакомпании Air Moldova, дабы осуществлять общественный контроль сделки? Увы, нет. Цена взята с потолка. Может, с потолка Global Business Center?

Умение игры в напёрстки

Вообще-то, согласно национальному законодательству, «не подлежат приватизации государственные/муниципальные предприятия, эксплуатирующие автомобильные дороги, объекты железнодорожного, воздушного, речного и трубопроводного транспорта, а также другие предприятия социальной и/или хозяйственной инфраструктуры национального или местного пользования или интереса».

Но правящая хунта давно превратила закон в коврик для вытирания ног у двери офиса ДПМ. Соблюдение законности в правящих кругах считается правилом дурного тона. Так что очередного грубого изнасилования Ананке — богини закона — как бы и не было.

Зато в самый разгар конкурса, 1 августа, правительство утверждает постановление Nr. 806, которым переводит авиакомпанию Air Moldova из подчинения Министерства экономики в подчинение Агентства публичной собственности. «Это не просто изменение вывески, это изменение собственника, меняющее, кроме всего прочего, условия самого конкурса», — отмечает экс-депутат парламента Александр Петков.

Но это не последний из приемов молдавских поли¬тико-олигархических наперсточников высокого полета. Копнем глубже.

Уничтожение Air Moldova было спланировано уже давно. В 2015 году на молдавском рынке авиаперевозок появилась новая частная компания Fly One. По слухам, основали ее тогдашний министр юстиции Владимир Чеботарь, экс-директор Органа гражданской авиации Мирча Малека и активист ДПМ Тудор Карабаджак.

В связи с ее регистрацией возник скандал (с участием НЦБК), но премьер-министр Павел Филип «отмазал» своих, и со второй половины 2016 года начались первые полеты. Причем новой компании стали странным образом доставаться самые «хлебные» рейсы, которые ранее выполнялись предприятием Air Moldova. Цель налицо: разорить единственную государственную авиакомпанию, чтобы потом продать ее за бесценок.

Рассуждения об убыточности

Конечно, авиаперевозки — это рынок с серьезной конкуренцией, где очень важно правильно рассчитать соотношение цены и качества. Поэтому иногда бывает так, что авиакомпании терпят убытки, например, из-за того, что ведут неправильную тарифную политику, снижают цены, чтобы привлечь как можно больше пассажиров. Но в таком случае убытки от каждого перевезенного с таким дисконтом пассажира растут и перекрывают возможные прибыли от пассажиров премиум-класса (подобное произошло с российской авиа¬компанией «Трансаэро»).

Помимо этого, согласно глобальному отчету основных производителей, рынок авиационных перевозок стабильно растет, а значит, в целом он прибыльный (с конкретными данными можно ознакомиться на сайте airbus.com).

В случае с Air Moldova есть и своя специфика — украинская. В связи с нестабильной ситуацией в соседней стране, многие теперь предпочитают добираться до России самолетом. Поезда в этом направлении ходят полупустыми, пассажиропоток стал значительно жиже. Оттого-то в 2017 году объем продаж услуг Air Moldova достиг 2,9 миллиарда леев, что на 9 процентов больше, чем в 2016-м. Фактически компания находилась на подъеме, и не было никакой необходимости в ее поспешной продаже.

Откуда растут ноги

В сентябре 2017 года министр экономики Октавиан Калмык заявлял, что государственная компания Air Moldova, наряду с другими стратегическим объектами, не будет выставлена на приватизацию раньше 2019 года.

Ибо для подобного рода чувствительных к приватизации гособъектов «нужен особый подход и помощь партнеров по развитию в оценке рыночной стоимости активов, формы и сроков возможной приватизации, чтобы получить в бюджет максимальные суммы от их продажи». Во как красиво сказал!
Точка зрения министра экономики в частности и правительства в целом кардинально поменялась после принятия Закона об амнистии капитала 26 июля с. г. И настолько стремительно, что вечером того же дня правительство объявило о приватизации ряда государственных компаний, в том числе Air Moldova. Кому-то это может показаться странным, но нас, лицезревших молниеносную промульгацию Игорем Додоном закона о смешанной системе выборов, подобным не удивить.

Закон об амнистии капитала был принят правящей властью с одной-единственной целью — легализовать уворованное из банковской системы страны. (Закон вступил в силу 1 октября, а на следующий день Air Moldova прибрали к рукам. Снова совпадение?)

«Власти сделали все возможное, чтобы процесс принятия закона был максимально непрозрачным, а процесс приватизации генерировал множество вопросов о том, почему и как была приватизирована Air Moldova», — отметил экономический эксперт Вячеслав Негруцэ.

По его мнению, долги авиакомпании были завышены заинтересованной группой, представленной в рамках фирмы Civil Aviation Group. «Я не исключаю, что речь идет о двух карманах, но эти два кармана принадлежат одной паре брюк», — резюмировал Негруцэ.

Мели, Емеля!

Между тем представители правящей Демпартии ничего противозаконного в сделке не усматривают. «Главнооправдывающий» демократов депутат Сергей Сырбу заявил, что продажа Air Moldova абсолютно легальна, и если у кого есть какие-либо сомнения, он может оспорить этот факт. Где оспорить, интересно знать? В плахотнюковских судах? Или в его же парламенте?

«Скорей всего, в руках частного инвестора компания будет более успешной, чем под управлением государства», — гнет свою линию Сырбу.
Вот как! Сережа, так ты ведь и есть «государство» на данный момент. Значится, это ты неэффективен. Покинь, пожалуйста, кресло, а мы посадим частного депутата, которые будет более успешным.

Впрочем, о чем это я?.. Парламент из частных депутатов уже подготовлен самой системой смешанных выборов, владелец известен. И вообще, «европейская интеграция» в Молдове идет полным ходом, а если кто не запасся солью и спичками, Кукловод не виноват!

ИВАН ЛЕКАРЕВ

Источник: pcrm.md